Русский хакер в старбаксе в Нью-Йорке планировал теракт с помощью моторолы и банки тушенки
Русский хакер в старбаксе в Нью-Йорке планировал теракт с помощью моторолы и банки тушенки

— С тех пор, как партия республиканцев стала занимать сильные позиции в сенате, Америка стала скатываться к чёрту! Я тебе точно говорю, этот русский настоящий хакер! — протараторил Бен Дж. Оустер, влетая в служебные помещения ресторана, своему близкому другу, мойщику посуды Олафу Кейттли, с которым они встречались уже год и готовились оформить брачный контракт.
— Да с чего ты взял?
— А ты видел его сотовый? Это же точно прибор слежения из КГБ. Или что там у них нынче. Я тебе точно говорю, он замыслил не доброе.
Обеспокоенный поведением своего возлюбленного, Олаф выключил воду, пересчёт за которую велся каждый месяц, а излишки вычитали из его премии, и подошёл к дверце, ведущей в обеденный зал ресторана. Странный русский, сидевший за отдельным столиком у прохода, прикручивал к здоровенной серой рации длинную тонкую антенну с черной пружинкой в основании.
— А может он террорист? — забеспокоился Олаф, — Смотри, какая огромная штука с антенной, это точно телефон?
У Бена на затылке зашевелились волосы.
— Я вызову полицию, а ты присмотри за ним.
— Но почему я? Отправь Хосе. Или вон, Дарелл.
Мимо служебной дверцы с бутылкой в одной руке и подносом в другой, продефелировала Дарелл, необъятная и страстная афроамериканка, которая год назад приехала откуда-то из пригородов то ли Сан Пауло, то ли Сан Диего. Олаф не очень различал города Калифорнии… Он обтер руки об фартук, и, стараясь не выдать лицом беспокойство, вышел в зал, в то время, как Бен метнулся в глубь помещения к главному менеджеру и городскому телефону. Мельком Олаф взглянул через плечо. Русский хакер шевелил антенну и что-то злобно бормотал под нос.
— Дарелл, Дарелл, — тоненьким голоском позвал он девушку, та оставила поднос бармену, скинула заказ на сервер и обернулась к Олафу, слегка толкнув стойку бара, от чего в бокалах посетителей разразился шторм.
— Чаго тебе, чико? — пробасила Дарелл.
— Подойди к нам на минутку.
Подозрительно взглянув на Олафа, Дарелл тяжело протопала вслед за ним к служебной двери и с трудом скрылась в кубрике.

Николай уже полчаса сидел в Старбакс на углу Перл-сквер и Ханновер Стрит и пытался подключиться к wifi со своей старенькой мотороллы Razer V3. Сколько он не включал поиск сети c помощью специально установленной программы, на зеленом экране все время появлялась надпись Java not installed… Он не понимал, при чём тут Ява, но догадывался, что речь не об острове или сигаретах. И когда он задал вопрос официанту о Java и Wifi, тот очень удивился и поспешно скрылся за дверцей с круглым окошком. «В этом квартале очень подозрительные официанты, наверное, все из-за бунтов или 11 сентября», подумал Николай, и полез в огромный рюкзак за дополнительной антенной. В рюкзаке он носил самые нужные вещи.

К поездке в США вся семья Николая готовилась полгода. Благодаря ИП отца он смог в Сбербанке оформить кредитку, благодаря дополнительным занятиям с преподавателем в ВУЗе он смог пройти тесты по английскому, а благодаря своему другу программисту он нашёл программу подработки для студентов в США. С визой проблем не возникло. Но когда уже были куплены билеты и вся семья с гордостью и лёгким беспокойством готовила отправить своего сына в Америку, случилось то, что мгновенно спутало карты — начались протесты против вновь избранного президента Трампа. Целыми днями родители Николая с беспокойством следили за политической ситуацией в стране потенциального противника и каждый час замечали, что беспорядки по ТВ набирают силу.
— Это всё Хилари. Я так и знал, что она ни за что не отдаст власть Трампу. Трамп то за нас, а она точно третью мировую планировала, — уверенно резюмировал отец.
— Ну, не знаю, может быть успокоится к приезду Коли?
— Я тебе точно говорю, будет революция и раскол штатов. У них давно началось. Техас вон отделяться хочет. Негры эти тоже те ещё бедуины. Сначала Фергюсон, потом Каролина. А сейчас вон чё, видела?
— Какой ужас, — вмешалась из кухни тёща. — Вы что, мальчика отправите в страну, где начинается война?
— Успокойтесь, мама. Русские везде выживут. Да и не думаю я, что… Но…
— Надо подготовить его, а то вдруг чё случится…
Так, заботливое и хрупкое сердце матери, а также общий фон панических настроений на ТВ, обеспечили Николая запасом сухих супов, таблеток сухого горючего, сменной парой шерстяных носок, 2 коробками спичек, завернутых в презервативы, стопкой сменных аккумуляторов для телефона, рулоном туалетной бумаги, банкой тушенки с консервным ножом и карманным радиоприемником. Кроме того, в последний момент Николай засунул туда новый фанфик в красочной мягкой обложке по Far Cry и русскоязычный зеленый томик Корана с тисненной золотым арабской вязью на корешке, который ему приходилось штудировать для дипломной по «Основам светской этики», ведь её все равно придется сдавать, пусть и в сентябре, на пересдаче, когда он вернется домой в Уфу после месяца Work and Travel. Николай очень надеялся не только посмотреть страну и подтянуть английский, но и подзаработать, а работа в МакДональдс обещала высокие доходы в твердой американской валюте. И пусть это были продажные капиталистические доллары, на которые готовились оранжевые революции, свергались правительства и расширялось на восток НАТО, Николай старался не думать об этом, поскольку обратная конвертация в рубли гарантировала неплохую поддержку штанов, как любил говаривать его дед Ефим.

Посмотреть:
Унесенные ветром: по Норильску прошлась "черная пурга"

Незадолго до отъезда, Николай сам заразился всеобщим волнением и проштудировал Яндекс на предмет безопасности в США. Стало совершенно очевидно, что себя следовало максимально обезопасить, особенно в плане противодействия электронной разведке. Айфон пришлось оставить дома, потому что даже выключенным его могли отследить, а кто знает, какую информацию ему возможно придется передавать на Родину? Поэтому он обратился к своему другу, начинающему программисту, разработчику сайтов, аваторок и новогодних календарей для ИП отца. И тот совершенно серьёзно посоветовал выбрать старый проверенный аппарат для сотовой связи, который не сдаст своего владельца ни корпорации Apple, ни Google, ни даже АНБ. А для более устойчивой связи требовалось чаще менять аккумуляторы, которые были в виде батареек, и приделывать дополнительную антенну, вкручивая её на место короткой заводской шишечки. Именно этим сейчас Николай и занимался, проклиная производителей телефона и антенны.

— Чтоб я ещё раз пробовал совместить антенну Хуавей и проклятый немецкий агрегат, ну вас всех к Аллаху… Кто-то совсем близко к нему вздрогнул всем телом, отчего кофе в его чашке расплескалось по блюдцу. Он резко обернулся и увидел, как от него на крейсерской скорости удаляется огромная негритянка.
— Никогда не думал, что негры такие неуклюжие, — проговорил ей вслед по русски Николай, несколько громче, чем следует, ведь черт возьми, она даже не сказала «сори». Николай заметил, что на его высказывание почему-то отреагировали несколько посетителей, кстати, в основном чернокожие. Неужели они все знают русский? Ну и хрен с ними. Быстро допив остывший горький кофе, Николай расплатился кредиткой отца за стойкой у бармена, и вышел, на ходу закидывая на плечо рюкзак, через ткань которого контурировалась цилиндрическая банка тушенки.

Перспектива Перл сквер предлагала офисные и деловые центры, дорогие рестораны и какие-то непонятные магазины. А следовало спокойно подумать. Достав из нагрудного кармана туристическую карту Манхэттена, Николай двинулся налево по солнечной стороне Ханновер стрит. В конце концов, на небоскрёбы он уже посмотрел, теперь хотелось посмотреть на море…

Спустя три минуты к Старбакс подъехала патрульная машина, из которой вышли две серьёзные полисменши. Высокие козырьки и высокие бюсты предполагали несомненно высокое качество работы. Посетители с интересом следили, как двое мужчин, в фартуке и в форме официанта, а также чернокожая официантка наперебой пересказывают полицейским интригующий сюжет. Бармен важно кивал и поддакивал. Слева за спинами полицейских напротив бармена сидела молодая блондинка в коротком красном платье, которая работала в редакции новостного агенства с малоизвестным названием, где её все называли Бледная Месси. Она была «начинающим профессиональным» журналистом, хотя никогда не работала ни в одной газете. Сегодня офис на пять человек с успехом заменяет многоэтажные типографии. Месси не был нужен бейджик Нью Йорк Таймс. В Нью Йорк Таймс и без того знали про Бледную Месси, покупая её статьи и репортажи по постоянно растущему тарифу. Сегодня она готовила сенсацию…

Как NY Times узнали про атаку русских хакеров на США
Rate this post

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *